Музы гениев: как женам Чаплина, Дали и других великих мужчин жилось в браке

Уна О’Нил и Чарли Чаплин

Девушку из богемной семьи (ее отцом был драматург Юджин О`Нил, а матерью — писательница Агнес Боултон), единственный недостаток которой, по словам Трумена Капоте, состоял в том, что она была совершенна, привело к Чаплину стремление стать актрисой. Они впервые увидели друг друга, когда Уна пришла на пробы к фильму Shadow and Substance. Ей было 18, ему — 54. И хотя картина так и не была снята, она сыграла роковую роль в судьбе обоих.

«Она улыбнулась, и мое угрюмое настроение сразу исчезло. Я был увлечен ее красотой и уникальным очарованием», — вспоминал Чаплин об этой встрече.

С того самого мгновения началась их история любви длиною в вечность — она закончилась со смертью Чаплина в 1977 году. Ради этих отношений Уна, как это часто случается, отказалась от актерских амбиций и стала верной спутницей знаменитого супруга, полностью посвятив себя новой семье. Тем более что от старой остались лишь руины — отец не одобрил брак с Чаплином и лишил девушку не только наследства, но и своего присутствия в ее жизни.

На долю супругов выпало немало счастливых моментов, связанных в основном с их уединенным бытом в Швейцарии в особняке у Женевского озера и воспитанием восьмерых детей. Правда, без несчастий их жизнь тоже не обошлась: чего стоит одно только обвинение Чаплина в принадлежности к «тайным коммунистам» и запрет на въезд в США. Но Уна всегда проявляла себя как любящая и преданная женщина. Она вывезла практически все их сбережения и имущество и отказалась от американского гражданства ради супруга.

Их брак продлился 34 счастливых года, на протяжении которых они расставались лишь однажды. Уна умерла в 66 лет от рака поджелудочной железы, спустя 14 лет после смерти мужа. Когда его не стало, она жила затворницей в их семейном особняке.

«Он сделал меня зрелым человеком, я же поддерживала в нем молодость, — говорила супруга актера. — Он — мой мир, я никогда не видела ничего, кроме него, и не жила где-либо еще».

Гала и Сальвадор Дали

Гала — она же Елена Дьяконова — имеет славу настоящей роковой женщины. Прекрасно образованная и при этом страстная, гордая и деятельная, она фактически околдовывала мужчин одним своим присутствием. Так случилось и с Сальвадором Дали.

Их познакомил Поль Элюар — тогдашний муж Галы (он же и подарил ей этот псевдоним). Ей было 35, Дали — на 10 лет меньше. Между ними сразу же возникла непреодолимая тяга друг другу, вылившаяся потом во взаимное обожание.

И это неудивительно: он искал опытную и умную женщину, которой смог бы преклоняться, а она хотела вечного праздника и феерии. Эти двое нашли свое друг в друге. Как-то во время прогулки, в самом начале знакомства, Гала сказала Дали: «Мой мальчик, мы теперь никогда не расстанемся».

Она была не только музой: эта женщина взяла на себя решение всех бытовых и практических вопросов, занималась продажей картин, а если они не продавались, заставляла Дали разрабатывать модели шляпок, пепельниц, оформлять витрины магазинов, заниматься рекламой. Ее деловое чутье подсказало отправиться с мужем в США — там его ждал оглушительный успех. Гала служила своеобразным катализатором творчества и карьеры Дали — не зря черты ее лица проступают практически на всех его портретах.

Однако позже супруги начали отдаляться друг от друга, даже территориально: Гала всё больше времени проводила в подаренном мужем замке Пуболь, где принимала многочисленных любовников.

«Сальвадору все равно, у каждого из нас своя жизнь», — говорила она. Ей вторил Дали: «Я разрешаю Гале иметь столько любовников, сколько ей хочется. Я даже поощряю ее, потому что меня это возбуждает». При этом сам художник в отношения с другими женщинами не вступал.

Гала умерла в клинике после перелома шейки бедра в 1982-м. Дали, похоронив ее в Пуболе, как она просила, прожил еще семь лет.

Шэрон и Оззи Осборн

Шэрон родилась в семье музыкального менеджера Дона Ардена, занимавшегося раскруткой молодых Black Sabbath. Она познакомилась с Оззи, когда тот был в первом браке. После того как рокера выгнали из группы, он ушел в полугодовой запой — именно тогда Шэрон взяла его жизнь и карьеру в свои руки.

Унаследовав от отца железную деловую хватку и не менее стойкий характер, она забрала у него контракт Оззи и сама стала сперва продюсером, а в 1982 году и женой Осборна. На ее плечах по сей день лежит ответственность за ведение бизнеса, семью и детей. Доходит до смешного: поговаривают, что она даже купила матрас с датчиками, чтобы контролировать передвижения мужа. Их семья столкнулась с типичными проблемами в браке. Отношения могли разрушиться из-за алкоголизма Оззи, его пристрастия к наркотикам, и неверности — спустя 30 лет брака нервы Шэрон сдали из-за очередной измены Оззи с молоденькой парикмахершей. Несмотря на это, супруга музыканта всегда находила в себе силы простить мужа и помочь ему вернуться в семью.

«Вот уже три месяца он лечится от сексоголизма, работает над собой. Ему очень сложно, как и нам всем. Но я счастлива, что он принял правильное решение бороться со своими демонами», — как-то сказала Шэрон журналистам.

Тем не менее складывается ощущение, что ничто не может убить любовь этой странноватой, но все же крепкой пары. И во многом это заслуга Шэрон, ее бесконечного терпения и преданности.

«Я называю своего муженька грязной собакой, — говорит она, — может быть, он и есть грязная собака, но он моя грязная собака. Я знаю его с 18 лет, а сейчас мне 64 года, вы можете в это поверить?»

Ольга Чегодаева и Хосе Рауль Капабланка

«Солнечная девочка», как ее называл Бальмонт, Ольга Чубарова (фамилию Чегодаева она взяла от первого мужа) познакомилась с известным шахматистом на дипломатическом приеме в Нью-Йорке. Вот как она описывает эту встречу:

«Все начали танцевать, кроме одного мужчины. Я заметила, что он пытался оказаться рядом со мной. Тихо, но отчетливо он произнес: „Когда-нибудь мы с вами поженимся“. Когда я засобиралась домой, он подошел и сказал: „Пожалуйста, дайте мне ваш телефонный номер и позвольте вам позвонить. Меня зовут Капабланка“. На следующее утро раздался телефонный звонок».

После этого звонка они были неразлучны. И хотя Ольга не разбиралась в шахматах, она посещала все турниры, в которых принимал участие ее муж. На вопрос, не скучно ли ей смотреть игру, которую она не понимает, отвечала, что следит не за игрой, а за лицом супруга и по нему догадывается о положении дел.

Ольга была неистовой защитницей супруга и его покоя, за что соперник Капабланки Александр Алехин прозвал ее тигрицей. С мужем же она была нежной, ласковой и называла его просто Капа.

«Русский язык Капа не знал, кроме самых элементарных слов. Мы с ним разговаривали по‑французски. Этим языком он владел блестяще. Это была любовь с первого взгляда. Капабланка сказал мне при знакомстве: „Мы обязательно поженимся!“ У меня были различные предложения, но я отказалась от них в его пользу. И вскоре мы действительно поженились! Капабланка очень любил Россию. С ней его связывали воспоминания молодости, там у него оставалось много друзей, знакомых шахматистов».

Их брак завершился со смертью Капабланки от инсульта в 1942 году. Ольга выходила замуж еще два раза и отправляла семье кубинца деньги, полученные за мемуары о муже, которого она пережила на 50 лет.

Джульетта Мазина и Федерико Феллини

Очередная история полных противоположностей и разных темпераментов: Феллини наслаждался женским вниманием, а Мазина была скромна и сдержанна. Тем не менее это не помешало им прожить вместе 50 лет.

Джульетта была подающей большие надежды актрисой и могла бы стать настоящей звездой, особенно после фильмов «Ночи Карибии» и «Дорога». Однако ее выбор пал на семью, и она посвятила себя мужу и его карьере. Джульетта редактировала сценарии, утверждала актеров и делала всё, чтобы облегчить жизнь Феллини.

Вот ее взгляд на брак:

«Мы с Федерико не создали того, что называют словом „семья“. У нас нет потомства, нет близких родственников. Скорее нас можно назвать парой, союзом людей, которые остаются вместе по свободному выбору. Меня всегда спрашивают, не тяжело ли жить с гением. Я на это отвечаю, что жизнь с глупцом меня раздражала бы больше. У нас с Федерико есть одно преимущество: мы поженились очень молодыми, а значит, и созревать, формироваться как личностям нам довелось вместе. Должна признать, что мы очень разные. Мне нравится болтать, он же любит только молчание. Я охотно размениваюсь на описание незначительных деталей, он же обладает особым вкусом к синтезу. Я люблю путешествовать, он это ненавидит. Я люблю танцевать, а он никогда даже не желал этому учиться. Я люблю слушать музыку, а он предпочитает проводить долгие часы за чтением. И все же главное у нас — общее: нам обоим по сердцу проводить воскресные дни в спокойной домашней обстановке, и у нас обоих страсть к зрелищам».

Клементина и Уинстон Черчилль

Клементина не была «удобной» женой, потакающей капризам великого мужа. Обладая ярким характером и не менее ярким умом, она тем не менее спокойно относилась к слабостям супруга, в том числе к пристрастию к сигарам и виски.

Основным принципом, которым Клементина пользовалась в браке, был следующий: «Никогда не заставляйте мужей соглашаться с вами. Вы добьетесь большего, продолжая спокойно придерживаться своих убеждений, и через какое-то время увидите, как ваш супруг незаметно придет к выводу, что вы правы».Сочетание уважения к себе и любви к мужу, разумного упрямства и мудрости стало основой аж 57 лет счастливой семейной жизни.

И хотя они практически ни в чем не совпадали в личностном плане и даже спали в разных спальнях, это не мешало им называть друг друга любимым мопсиком и нежной кошечкой, а также оставить 1700 любовных открыток и писем и родить 5 детей.

Неудивительно и даже показательно, что сам Черчилль говорил: «Моя женитьба была самым счастливым и радостным событием всей моей жизни».

Вера Муромцева-Бунина и Иван Бунин

Вера Николаевна, третья по счету жена писателя, отличалась образованностью, королевской статью и абсолютным нежеланием выходить замуж за литератора. Однако судьба распорядилась по‑другому: роковая встреча состоялась в 1906 году, положив начало совместной жизни.

В браке Вере было сложно: будучи невероятно придирчивым к жене, любвеобильный Бунин, как сейчас говорят, не пропускал ни одной юбки и даже поселил на 15 лет в их доме поэтессу Галину Кузнецову, собственноручно «начертив» любовный треугольник. Вера безумно ревновала мужа, но в конце концов растоптала собственную гордость, заменив ее терпением и смирением, и принесла свои чувства в жертву супругу и его счастью.

«Я… вдруг поняла, что не имею права мешать Яну (так она называла Ивана. — Прим. ред.) любить кого он хочет… Только бы от этой любви было ему сладостно на душе», — так писала в дневнике самоотверженная, принявшая свою долю женщина.

Сам же Бунин, несмотря на свое поведение и отношение к Вере, говорил ей: «Без тебя я ничего не написал бы. Пропал бы!» Его слова выражают невероятную потребность в ее любви и подтверждают важную роль Веры в его жизни.

Текст: Мария Бурцева

Фото: Getty Images, East News, Legion Media

Источник: cosmo.ru

Добавить комментарий