Шик по-северокорейски: как Hello Kitty начинает заменять идеи Чучхе

О повседневной жизни в Северной Корее — одной из самых закрытых стран мира — достоверно известно не так уж много. Говорят, рядовым гражданам там нельзя подстричься не по шаблону и носить джинсы. Но небольшая прослойка элиты живет по другим правилам. Благодаря Ким Чем Ыну у них появился доступ к производимым в стране контрафактным копиям одежды известных брендов, смартфонам и даже местному аналогу Amazon.

Лояльность за кроссовки

На фабрике «Рювон» в Пхеньяне на стенде за производственной линией гордо выставлена пара кроссовок Adidas. Их, как говорят, привез лично товарищ Ким, чтобы рабочие, вдохновившись западным примером, смогли создать что-то подобное на благо северокорейскому народу.

«Наш великий маршал прислал эту обувь из-за границы, чтобы рабочие смогли посмотреть и потрогать ее», — объясняет гид, проводящий экскурсию по фабрике для иностранцев.

Весь шоурум предприятия занимают копии одежды и обуви известных западных спортивных брендов, таких как Puma и Nike. Встречаются и экспериментальные модели – что-то вроде гибрида кроссовок Asics и лоферов.

Мысль о том, что человек, еще недавно грозившей чуть ли не половине мира своей ядерной бомбой, печется о дизайне обуви, на первый взгляд выглядит странной. Но Ким, похоже, задумывается о переменах для своего покорного народа.

О политических изменениях вряд ли зайдет речь: нынешний лидер, как его отец и дед, четко привержен укреплению принципов полицейского государства, культа личности и изоляционистской идеологии.

Но, похоже, он решил, что жизнь должна стать немного лучше хотя бы для некоторых – представителей довольно немногочисленной и жестко контролируемой элиты. Для них создается своего рода аналог западного общества потребления, знание о котором проникает в страну с запрещенными, но с большой охотой просматриваемыми, иностранными фильмами и сериалами.

Для чего Киму в пику официальной идеологии вдруг понадобилось взращивать общество потребления, до недавнего времени было не очень понятно. Отчасти это прояснилось после публикации первого интервью северокорейского военнослужащего-перебежчика О Чхон Сона в японской газете «Санкэй симбун». Он оказался сыном генерала, то есть его семью вполне можно отнести к представителям северокорейского привилегированного класса.

По словам молодого человека, Ким Чен Ын столкнулся с недостатком лояльности со стороны молодых людей из высших кругов. Главным качеством 80% своих сверстников О назвал равнодушие:

Они не испытывают ни гордости, ни чувства преданности своему лидеру. Они видят, что правители не могут обеспечить людей самым необходимым, и это никак не сказывается на преемственности власти.

Генеральский сын рассказал, что для многих представителей элиты открылся доступ к благам внешнего мира, несмотря на официальную доктрину самообеспечения страны.

«Северокорейцы осуждают японскую политику, но наслаждаются плодами ее экономики», — заявляет О Чхон Сон, приводя в пример внедорожники Nissan Patrol, на которых передвигаются высокопоставленные военные.

Для Кима распространения доселе недоступных благ стало инструментом склонения элит на свою сторону, покупкой лояльности.

Зарплата в два доллара

Как рассказывали журналисты, побывавшие в официальной поездке в Пхеньяне в этом году, в городе есть государственные супермаркеты, где можно купить поддельные вещи Puma и Nike, настоящую пасту Colgate и подгузники Pampers, японский виски и даже калифорнийское масло грецкого ореха фирмы La Tourangelle по $30 за бутылочку.

Снаружи покупателей ждут такси, чтобы развезти их в разные концы города по пустым дорогам. Стоимость поездки начинается от 16 тыс. вон – это меньше $2 по неофициальному обменному курсу на черном рынке. Некоторые жители Пхеньяна примерно столько зарабатывают за месяц.

В парках и на площадях столицы по выходным гуляют целыми семьями, делая фотографии на смартфоны – так же как и во всем остальном мире. Позвонить или написать в другую страну, конечно, нельзя, но можно обмениваться звонками и сообщениями по внутренней сети. Есть даже северокорейский аналог Amazon с довольно обширным ассортиментом товаров от зарядок для гаджетов до одежды.

Чтобы приехать в страну иностранцам, в том числе журналистам, надо быть участниками организованного тура, который проходит под надзором государственных наблюдателей по заранее четко оговоренному маршруту. Получается, раз журналисты видели эти зачатки общества потребления и намеки на индивидуализм, значит северокорейские власти хотели им это показать.

Ведь все это не слишком соответствует изображениям, демонстрирующим умеренность, скудность и единообразие, которые мы привыкли получать из КНДР.

Профессор Андрей Ланков из Университета Кукмин в Сеуле говорит:

«Не думаю, что Ким действительно хотел бы продолжать так жить, он не поборник аскетизма. Он рос на Западе в потребительской культуре и считает ее нормальной».

Он подтверждает, что представители элиты, старые аппаратчики и новая буржуазия в Северной Корее сейчас начинают жить по западному образцу. Они хотят материальных благ, хотят возможности потребительского выбора, и они это начинают получать.

Однако такие послабления пока возможны только для избранных счастливчиков. Обычные северокорейцы по-прежнему страдают от лишений и нищеты. Согласно данным ЮНИСЕФ, каждый пятый ребенок в стране имеет задержки в развитии, а около 40% взрослых недоедают.

Получить реальные статистические данные из КНДР практически нереально, однако аналитики, следящие за положением дел в стране, предполагают, что около 10% от 25-миллионного населения можно отнести к представителям зарождающегося среднего класса.

Лишь немногие могут себе позволить разъезжать по столице на такси, покупать фейковые дизайнерские вещи или импортную продукцию. Однако и эта роскошная по местным меркам жизнь представляется довольно скромной, относительно западных стандартов.

Квартиры в престижных многоэтажках Пхеньяна обставлены мебелью, которую предоставило государство. А ванные комнаты заставлены ведрами, в которых жители собирают воду. Она подается в квартиры всего три раза в сутки, однако жильцы довольны своим положением, и никто не жалуется.

Самый практичный лидер

По сути, более комфортные условия существования для небольшой части общества дают режиму дополнительные гарантии устойчивости и снижают риски роста оппозиционных настроений или намерений бежать из страны.

Экономика Северной Кореи вроде бы всецело находится в руках Ким Чен Ына, однако существует довольно мощный теневой сектор, без которого страна вряд ли смогла свести концы с концами. Неофициальная, полулегальная торговля стала жизненно важной для КНДР, а черный рынок обеспечивает неплохой приток финансов.

«Это уже не вопрос политики, — считает профессор Ланков. – Ким бы мог остановить все это, но он вряд ли захочет попытаться, потому что есть вещи, которые даже ему не так просто контролировать. Кроме того, Северной Корее нужны деньги».

Ланков называет Ким Чен Ына самым прагматичным северокорейским лидером за последние десятилетия, который понимает, что если закроет все возможности для заработка, люди потеряют стимул работать. А если в стране нечего будет купить, населению не будут нужны деньги.

Есть во всей этой истории и аспект пиара. Для государства, которое находится под строгими санкциями и отчасти зависит от международной гуманитарной помощи, важно то, как его лидеры выглядят в глазах мирового сообщества.

Ким показал миру новое лицо Северной Кореи благодаря тщательно организованным туристическим программам. В ходе таких поездок иностранцам демонстрируют все самое лучшее и передовое в стране: новый научный музей, аквапарк, небоскребы Пхеньяна и выставочные комплексы.

На улицах можно встретить женщин, которые носят хоть и недорогую, но довольно качественную бижутерию. Это уже можно считать небольшим прорывом, учитывая, что долгие годы единственными разрешенными украшениями были значки с изображениями представителей династии Ким, а неофициальный дресс-код запрещал девушкам носить брюки и одежду ярких цветов.

Сейчас же серьги, ожерелья, брюки и разноцветные платья являются непременным атрибутом северокорейских модниц. Их вдохновительницей считают первую леди страны Ли Соль Чжу, с которой Ким, поправ многолетнюю традицию, начал время от времени появляться на публике. Всегда элегантно одетая, она не отказывается от украшений и появляется перед телекамерами с дорогими дизайнерскими сумочками.

Дети представителей элит носят одежду, рюкзаки и зонты с принтами Hello Kitty и диснеевского Винни Пуха – символами капиталистического мира, которые северокорейцев десятилетиями учили отрицать.

Очевидно, что изменившиеся границы моды в КНДР установлены Кимом и его женой, а директива тратить — для тех немногих, у кого есть деньги, — поступает прямо сверху.

На фабрике по производству сумок в Пхеньяне почетное место занимает фотография улыбающегося лидера страны с ярким детским рюкзаком, на котором изображен мультяшный кролик.

«Когда верховный лидер Ким Чен Ын побывал на фабрике, он остался очень доволен рюкзаком с кроликом. – рассказывает экскурсовод иностранным журналистам. — Он даже признался, что ему захотелось его купить».

Текст: Emma Graham-Harrison / Юлия Царенко (перевод)

Источник: info24.ru

Добавить комментарий