«Производство в тюрьме имеет большие преимущества». Китайские заключенные рассылают записки с мольбой о помощи

Покупая вещи на распродажах по бросовым ценам, мы радуемся выгодной покупке, не задумываясь, в чем причина такой дешевизны. Иногда залог такой выгоды — рабский труд и человеческие жизни.

Покупатели из США и Европы все чаще находят в своих новых вещах спрятанные записки с мольбой о помощи. Путь одного из таких писем удалось отследить. Оно привело в тюрьму в отдаленной китайской провинции, условия содержания в которой напоминают ГУЛАГ.

«Тюрьма в Китае – это совсем не то же самое, что тюрьма в США»

Перекладывая вещи в новую сумку, купленную в магазине Walmart в Аризоне, Кристел Уоллас обнаружила на дне клочок бумаги, который тут же отправился в мусорную корзину. Но через мгновение Кристел стало любопытно — она достала бумажку и развернула.

На ней оказался рукописный текст, как выяснилось позже — на мандаринском диалекте. Фотографию этой записки опубликовала у себя в фейсбуке невестка Кристел, и вскоре в комментариях получила перевод. Записка гласила:

«Заключенные китайской тюрьмы «Иншань» работают по 14 часов в сутки без перерыва. Нас заставляют сверхурочно работать до ночи. Людей бьют, если они не успевают закончить работу.

Нам дают еду без соли и масла. Наш бригадир платит тюрьме 2 тыс. юаней ежемесячно, чтобы нас кормили лучше, но все съедают охранники. Заболевшие заключенные должны сами оплачивать лекарства. Тюрьма в Китае – это совсем не то же самое, что тюрьма в США».

Сначала пост вызвал локальный интерес в местных группах, через несколько дней его заметили региональные СМИ, а спустя несколько недель об этой истории уже говорили по всей стране благодаря публикациям в USA Today и Huffington Post.

Однако этот случай нельзя назвать беспрецедентным. Подобное время от времени происходит: покупатель в Европе или Америке, приобретя товар у популярного ритейлера, — например, Walmart или Zara — обнаруживает записку с сигналом SOS, в которой рассказывается о непосильных или рабских условия труда.

Обычно писавший живет в какой-то далекой азиатской стране. Покупатель фотографирует и публикует записку, ее замечают СМИ, некоторое время все обсуждают эту историю, но очень быстро теряют к ней интерес.

Обычно никто не пытается проверить подлинность послания и хоть как-то разобраться в ситуации. Ни властям, ни ритейлерам не хочется с этим связываться, и мольба о помощи, даже будучи услышанной, остается без ответа.

Тюрьма «Иншань» — существует ли она на самом деле? Правда ли, что заключенных там морят голодом и эксплуатируют их рабский труд? Действительно ли эту записку написали в Китае, а не подложили уже в США местные активисты или любители глупых шуток?

Единственный способ ответить на все эти вопросы — понять, откуда берется и как производится то, что мы покупаем, отследить в обратном порядке всю цепочку от покупателя до производителя.

Желание разобраться в истории с посланиями китайских узников привело журналистку Розалин Уорнер в отдаленный регион Китая в 12 тысячах километров от того места, где Кристал впервые открыла свою новую сумку.

По образу ГУЛАГа

Город Гуйлинь находится в Гуанси-Чжуанском автономном районе КНР. Невероятная природа и знаменитые карстовые пики на берегах реки Ли привлекают сюда миллионы туристов ежегодно.

Уорнер оказалась здесь из-за единственной зацепки, которая была в записке из сумки. Поиск по открытым источникам показал, что тюрьма «Иншань», вероятно, находится в регионе Гуанси. Из-за низких налогов и дешевизны рабочей силы здесь же расположено множество фабрик.

Обрывочные данные о тюрьме обнаружились в докладе правозащитников 10-летней давности, посвященном китайским исправительным учреждениям.

В докладе говорилось, что «Иншань» находится где-то в восточных пригородах Гуйлиня.

В планах Уорнер было обследовать этот район и поговорить с местными жителями, чтобы получить больше информации. Стать ее проводником согласился китайский репортер по имени Чаньнин.

Труд заключенных, в том числе принудительный, широко практикуется в китайской пенитенциарной системе, которая была создана по образу советского ГУЛАГа.

Власти и большинство граждан уверены, что работа способствует исправлению.

Оказаться в заключении можно не только за преступления, связанные с насилием, и коррупцию, но и за неосторожные высказывания о компартии и руководстве страны.

Нацизм по-пекински:в Китае мусульман лечат от религии в концлагерях Права человека в китайских тюрьмах нарушаются едва ли не повсеместно, говорит ведущий специалист Исследовательского фонда Лаогай Питер Мюллер. Товары, произведенные в таких условиях, часто отправляются на экспорт, и это очень сложно выявить. Цепочки поставок сложны из-за большого количества посредников и плохо налаженной коммуникации.

Как объясняет Ли Цян — основатель американской неправительственной организации China Labor Watch — компании из США, производящие товары за рубежом, обычно размещают заказы непосредственно на фабриках или у крупных поставщиков. Те, в свою очередь, могут передать заказ тюрьме без ведома американской стороны.

Часто у исправительных учреждений есть дружественное предприятие, которое контролирует производство в застенках.

По сути это ширма: фабрика будет поставлять на рынок произведенную в тюрьме продукцию под своей маркой, и ни у кого не возникнет подозрения, что товары были изготовлены с использованием принудительного труда.

Заключенных никогда не посылают на фабрики — производство налажено непосредственно в тюрьме, откуда готовая продукция отправляется на волю для наклеивания нужных ярлыков и подготовки к экспорту.

Западным компаниям нелегко контролировать эту цепочку, а поставщики обычно скрывают факт использования труда заключенных.

«Даже если покупатели понимают, что товар был произведен в ненадлежащих условиях, они ничего не могут поделать. Транснациональные корпорации не будут тратить деньги на то, чтобы сделать цепочку поставок более прозрачной, пока допускается нарушение прав рабочих, и нет прецедентов серьезного наказания за такую практику», — говорит Ли.

Преимущества тюремного производства

Поиски Уорнер и Чаньнина начались в интернете с досок объявлений на Baidu. За считанные минуты китайский коллега журналистки нашел десятки запросов и предложений об использовании тюремной рабочей силы для производства самых разных товаров — от электроники до мягких игрушек.

Это были вполне ординарные объявления, авторы которых не пытались завуалировать их содержание и открыто публиковали контактные данные.

«Поскольку наше производство организовано в тюрьме, оно имеет большие преимущества: рабочий процесс централизован и стабилен, не нужно беспокоиться о текучке или нехватке кадров. Поскольку нет необходимости в производственных и жилых помещениях для работников, себестоимость продукции совершенно точно будет ниже рыночной. Если ваша компания в этом заинтересована, свяжитесь с нами», — говорилось в одном из сообщений.

Упоминаний тюрьмы «Иншань» в объявлениях в интернете найти не удалось, и Уорнер с Чаньнином отправились искать ее в пригородах Гуйлиня. Это им, хоть и не сразу, но удалось.

Бредя по проселочной дороге и уже почти потеряв надежду, журналисты увидели несколько прибитых к деревьям знаков «Проход запрещен». Они поняли, что на верном пути. Вскоре показалось и здание — та самая тюрьма «Иншань» из записки, найденной в далекой Аризоне.

Хоть обнаружить ее было непросто, она не производила впечатления суперсекретного объекта.

Тюрьма располагалась рядом с поселком по соседству с местной автошколой, и была скорее похожа на комплекс обычных жилых зданий, о предназначении которых можно было догадаться лишь по высокому забору с колючей проволокой.

Никаких вышек с охраной по периметру, как это обычно бывает в американских тюрьмах, видно не было, но несколько надзирателей дежурили у входа.

Подходить к ним Уорнер и Чаньнин не решились. Китайские власти с большим подозрением относятся как к иностранным, так и отечественным журналистам, и попытки репортеров разговорить тюремную охрану могли закончиться плохо.

Вместо этого журналисты решили расспросить жителей близлежащей деревни Саньцзя, и это принесло неплохой результат.

Практически каждый собеседник оказался так или иначе связан с тюрьмой: у кого-то там сидят знакомые, у кого-то работают родственники, кто-то раньше работал там сам.

Женщина по имени Чжаньчжу рассказала, что ее муж работал на строительстве «Иншань» в начале двухтысячных, а после этого его регулярно привлекали для проведения ремонтных работ.

Он часто видел на территории тюрьмы грузовики с текстильной продукцией, которые, по его словам, приезжали с фабрик провинции Гуандун. В этом регионе насчитывается около 60 тыс. предприятий, которые производят треть всей обуви в мире, большую часть одежды и игрушек.

Все жители деревни, с которым общались журналисты, подтверждали, что заключенные трудятся в тюрьме — шьют женскую одежду и другие предметы гардероба.

В представлении сельчан, ничего плохого в этом нет. В глазах местных жителей осужденные — ужасные люди, которые совершили страшные преступления, а работа помогает им исправиться.

Однако некоторые признавали, что цена исправления может быть очень высока. В Саньцзя поговаривают, что были случаи, когда заключенные сводили счеты с жизнью, не вынеся условий труда. Об этом якобы рассказывала знакомым жена одного из надзирателей.

«Очень строгие стандарты работы с поставщиками»

Расследование Уорнер показало, что записка, найденная в сумке из Walmart в Аризоне, скорее всего, подлинная.

Сомнения в этом возникали, как ни странно, из-за деятельности некоторых западных правозащитных групп — их активисты подкладывают в карманы одежды в магазинах Европы и США послания, якобы написанные работниками из стран третьего мира, с жалобами на непосильные условия труда и отсутствие оплаты. Активисты делают это, чтобы привлечь внимание к проблеме.

Однако в случае с запиской в сумке Кристел Уоллас достоверность написанного, пусть и косвенно, подтверждалась.

Можно с уверенностью сказать, что тюрьма «Иншань» действительно существует, там используется труд заключенных и условия работы, вероятно, очень далеки от западных стандартов.

В Walmart изначально заявляли, что проверка подлинности записки не представляется возможной.

Однако позднее в ходе проведенного компанией внутреннего расследования выяснилось, что «фабрика не соответствовала стандартам Walmart», которые запрещают, помимо прочего, использование детского или принудительного труда.

В результате контракты с поставщиком решено было разорвать. Заявление об этом было выпущено, когда Уорнер уже заканчивала работу над своим материалом. В Walmart отказались уточнить, был ли их контрагент связан с тюрьмой «Иншань».

«У Walmart очень строгие стандарты работы с поставщиками. Они должны сообщать, где производят для нас продукцию. В ходе проверки выяснилось, что фабрика-поставщик перенаправила наш заказ на другую фабрику в регионе, о чем мы не были уведомлены.

Из-за обнаруженного нарушения наших стандартов мы прекратили сотрудничество с этим поставщиком. Мы со всей серьезностью относимся к подобным случаем и выступаем за полную прозрачность поставок», — говорилось в заявлении компании.

Произошедшее вряд ли отразится на ситуации в целом, и открывшиеся факты едва ли помогут в одночасье покончить с практикой использования принудительного труда в Китае.

Власти страны не рассматривают это как нарушение прав человека, а западные ритейлеры далеки от того, чтобы скрупулезно проверять каждого азиатского поставщика дешевой продукции. Но, возможно, внимание к таким историям поможет со временем изменить порядок вещей.

 

Текст: Rossalyn A. Warren / Юлия Царенко (перевод)

Источник: info24.ru

Добавить комментарий