Альбом «Notes» Константина Кокоурова – классика, мистика, кино и метал

Сегодня, когда поезд времени мчится на бешеной скорости, и, чтобы быть в ритме с ним, многие музыканты ограничиваются синглами и EP, полноценные альбомы представляют особую ценность. Тем более если они складываются в цельную историю. Хотя молодой композитор Константин Кокоуров скромно назвал дебютную пластинку «Notes» — «Заметки», в ней есть нечто большее, чем просто набор эмоциональных треков. Парень, слушающий метал и с ног до головы покрытый татуировками, которого при первом знакомстве легче представить на сцене фестиваля Wacken, чем за роялем, создал музыкальную «мандалу» из 10 симфонических и фортепианных композиций, лаконичных по форме, эпичных – по содержанию.

 

В феврале уходящего года я стала свидетелем съемок клипа на одну из них – «In the Witch House». Это был один из самых ярких инсайтов, связанных с альбомом. Все происходило ночью, в серой коробке мрачного здания, которое когда-то было заводом, а сейчас сдается для съемок, записи и других арт-экспериментов. Сам трек, оправдывая название («В доме у ведьмы») – экспрессивный и психоделичный. Он соткан из сложных, тревожных, прерывистых, пугающих звуковых партий, которые соединяются в нервный диалог, похожи на голоса мистических существ. В лучах бордового цвета, сидя за роялем, пианист Павел Шатский, чье лицо было покрыто гримом, искажающим черты, превратился в гениальное чудовище – не то в вампира, не то в Франкенштейна. Режиссер Юрий Волев и его команда напоминали эльфов-колдунов, проводящих какой-то тайный ритуал. Импульсом, запустившим всю эту машину, стала сама музыка: цвета, атмосфера, все происходящее абсолютно органично сочетались с ее энергетикой. Шатский, будучи старшим преподавателем московской консерватории, представителем классического мира, часто ограниченного определенными рамками и канонами, с радостью согласился на эксперимент. Про эксперимент – над собой, музыкой и пространством – вообще вся история самого композитора.

 

Константин Кокоуров родился и вырос в Иркутске, но уже больше пяти лет живет в Загребе. У него нет традиционного музыкального образования, в детстве ему давала частные уроки педагог Наталья Константинова Середкина, и он быстро научился снимать аккорды с ее рук. Константин до сих пор не умеет писать партитуры, но медленно и кропотливо сочиняет партии своих оркестровых произведений для всех инструментов сам на фортепиано, адаптируя потом звучание с помощью программы. Когда композиция готова – уже записывает ее с живым оркестром. Запись «Notes» частично проходила на студии «Мосфильм», но большая часть материала была записана, а потом уже и сведена на знаменитой студии Teldex в Берлине с оркестром Scoring Berlin под руководством Бернхарда Вюнша. Вюнш, кстати, дирижирует не только на крупнейших академических мировых площадках, но и на больших металических фестивалях. Звукорежиссером стал Тобиас Леманн, сотрудничавший не только с классическими артистами, но и с Rammstein, Роджером Уотерсом, Ниной Хаген. Выбор был неслучаен: Константин критичен в работе и к самому себе, и к подбору команды, средств для воплощения идей. В некоторых композициях с пластинки можно услышать голоса солистов Государственного академического хора имени Свешникова, которым руководит Евгений Волков.

 

Возвращаясь к материалу, еще один опус, перекликающийся с «In the Witch House», — «Forest Critter» («Лесное существо»). Слушая этот трек, можно живо себе представить маленькое странное создание с горящими глазами и взъерошенной шерстью, которое суетливо перемещается в пространстве, прячась за деревьями, то ли убегая от кого-то, то ли наоборот – преследуя. Фантазии у каждого, конечно, могут быть свои.

 

Композитор никогда не описывает детально те сюжеты, которые рождаются во время создания музыки у него самого, давая слушателям полную свободу восприятия. Очевидно одно: большинство композиций с альбома кинематографичны, они могли бы стать не просто звуковым сопровождением к фильму, но и самостоятельной основой для сюжета. В этом смысле почву из-под ног выбивает «Flaming Sun» («Пылающее солнце») – выразительная, динамичная симфония, где градус эмоций зашкаливает с первых нот. Казалось бы, куда двигаться дальше, но автор находит выход, развивая тему таким образом, что слушателю открываются новые атмосферные пространства на протяжении всего произведения. Не менее эпичное сочинение – «Voices of Siberia» («Голоса Сибири»), инструментальная ода без слов родным краям композитора. На эту композицию тоже было снято видео, смотря которое, зрители смогут отправиться в полет над заледеневшим Байкалом, бескрайними холодными просторами, залитыми солнцем. Здесь вспоминается античный героический эпос – та же энергетика и размах, а еще – современные фильмы о событиях, происходивших в Древнем Риме и Греции. Наверное, не просто так одним из любимых кинокомпозиторов Кокоурова является Ханс Циммер, написавший саундтрек к «Гладиатору».

 

Совершенно другие по настроению – пьесы «Whirlwind» (ее, к слову, добавил в свой топ-лист лучшей фортепианной музыки куратор направления «классика и джаз» всемирной музыкальной платформы Deezer.com Янник Фейдж), «Elegy Within», «Waltz of Memoirs», «Ice Cave». Любопытно, что, кроме авторских произведений, композитор включил в альбом кавер-версию трека знаменитого рок-гитариста, создателя проекта Cacophony Джейсона Беккера. Гитарная композиция превратилась на пластинке в развернутую симфоническую поэму. Версия понравилась и самому автору оригинала: Беккер выложил видео на нее на своем YouTube канале. Можно долго говорить о том, каким получился альбом Константина Кокоурова «Notes». Но лучше, как говорится, один раз услышать. Сделать это можно на всех цифровых платформах по ссылке — http://smarturl.it/Kokourov

 

Слушайте Notes — Konstantin Kokourov на Яндекс.Музыке

Екатерина Грозная, специально для MUSECUBE

Источник: musecube.org

Добавить комментарий